Прионные болезни вызываются

История

В 1920 году немецкий невролог Г. Г. Кройцфельда и в 1921 году еще один немецкий невролог А. Якоб независимо друг от друга описали симптомы болезни, которая в дальнейшем была признанной первым прионов заболеванием человека, получила название по их фамилиями и была приобщена в дальнейшем к перечень прионовых болезней.

В 1954 году исландский ученый Бьерн Сигурдссон изложил результаты своих многолетних исследований скрепи — болезней овец в Исландии, которые проявлялись нарушением координации движений, параличами, невыносимой зудом и всегда завершались смертью, впервые отнес их к группе медленных инфекций и привлек внимание к таким недугов с характерным патоморфологических субстратом — губчатой ​​энцефалопатией.

https://www.youtube.com/watch?v=ytabout

В течение многих лет американский вирусолог Карлтон Гайдушек изучал загадочную болезнь куру и в 1965 году сообщил медицинское сообщество, что она является инфекционной и ему удалось это доказать. В 1982 году американский биохимик Прузинер успешно доказал, что биологической структурной основой так называемого «неустановленного трансмиссивного агента» скрепи является патологическая (инфекционная) изоформа клеточного протеина Р (или РrРsc).

Во второй половине XX века врачи столкнулись с необычным заболеванием человека — постепенно прогрессирующим разрушением головного мозга, происходящим в результате гибели нервных клеток. Это заболевание получило название губчатой энцефалопатии. Похожие симптомы были известны давно, но наблюдались они не у человека, а у животных (скрейпи овец), и долгое время между ними не находили достаточной обоснованной связи.

Новый интерес к их изучению возник в 1996 г., когда в Великобритании появилась новая форма заболевания, обозначаемая как «новый вариант болезни Крейтцфельдта-Якоба (nvCJD)».

Важным событием было распространение «Коровьего бешенства» в Великобритании, эпидемия которого была сначала в 1992—1993 гг, а потом и в 2001 г охватила несколько европейских государств, но тем не менее мясо было экспортировано во многие страны. Заболевание связывают с использованием «прионизированной» костной муки в кормах и премиксах, изготовленной из туш павших или заболевших животных, возможно, и не имевших явных признаков заболевания.

Пути переноса причинного фактора болезни, механизмы проникновения прионов в организм и патогенез заболевания изучены пока недостаточно.

Свойства молекул

alt

Трехмерные структуры С-концевых участков белков PrP

C

(слева) и PrP

Sc

. Фиолетовым цветом окрашены альфа-спирали, зелёным — бета тяжи.

N-концевой участок белка релаксирован и не поддаётся рентгеноструктурному анализу.

Прионовые белки млекопитающих не сходны с прионовыми белками дрожжей по аминокислотной последовательности. Несмотря на это, основные структурные особенности (формирование амилоидных волокон и высокая специфичность, препятствующая передаче прионов от одного вида организмов к другому) у них общие. Вместе с тем, прион, отвечающий за коровье бешенство, обладает способностью передаваться от вида к виду.

Правый рисунок — модель двух конформаций приона; слева известная, нормальная, конформация структуры терминального участка C-terminal PrPC. (для отображения/загрузки см. RCSB Protein Databank).

актуальность

Актуальность проблемы прионовых болезней обусловлена ​​тем, что они чрезвычайно опасны для жизни людей и животных. Эти недуги проявляются во всех странах мира, а возбудители скрепи и коровьего бешенства из Великобритании завезены в ряд стран Европы, Ближнего Востока, Азии. Современные карантинные меры для ликвидации эпизоотии трудоемкие, наносят огромный экономический ущерб сельскому хозяйству, а также негативно влияют на социальную ситуацию. Двум исследователям проблемы прионовых болезней — К. Гайдушек (1976г.) И С. Прузинер (в 1997 г..) Была присуждена Нобелевская премия по медицине.

Молекулярные основы патогенеза

alt

Предполагаемый механизм «размножения» прионов.

В ходе исследований мозговых тканей умерших от прионных инфекций животных было показано, что прионы не содержат нуклеиновых кислот, а представляют собой белки. Одним из первых охарактеризованных прионнных белков стал PrP (от англ. prion-related protein или protease-resistant protein) массой около 35 кДа.

Известно, что PrP может существовать в двух конформациях — «здоровой» — PrPC, которую он имеет в нормальных клетках (C — от англ.cellular — «клеточный»), в которой преобладают альфа-спирали, и «патологической» — PrPSc, собственно прионной (Sc- от scrapie), для которой характерно наличие большого количества бета-тяжей.

При попадании в здоровую клетку, PrPSc катализирует переход клеточного PrPC в прионную конформацию. Накопление прионного белка сопровождается его агрегацией, образованием высокоупорядоченных фибрил (амилоидов), что в конце концов приводит к гибели клетки. Высвободившийся прион, по-видимому, оказывается способен проникать в соседние клетки, также вызывая их гибель.

Функции белка PrPC в здоровой клетке пока не определены. В норме белок PrPC ассоциирован с клеточной мембраной, гликозилирован остатком сиаловой кислоты. Он совершает циклические переходы внутрь клетки и обратно на поверхность в ходе эндо- и экзоцитоза. Один такой цикл длится около часа. В эндоцитозном пузырьке или на поверхности клетки молекула PrPC может разрезаться протеазами на две примерно равные части.

До конца механизм спонтанного возникновения прионных инфекций не ясен. Считается (но ещё не полностью доказано), что прионы образуются в результате ошибок в биосинтезе белков. Мутациигенов, кодирующих прионный белок (PrP), ошибки трансляции, процессы протеолиза — считаются главными кандидатами на механизм возникновения прионов.

Есть данные, дающее основание считать, что прионы являются не только инфекционными агентами, но и имеют функции в нормальных биопроцессах. Так, например, существует гипотеза, что через прионы осуществляется механизм генетически обусловленного стохастического старения.

общие черты

Общей патогенетической основой медленных инфекций является накопление возбудителя в различных органах и тканях зараженного организма задолго до первых клинических проявлений и длительная, иногда многолетнее, персистенция в тех органах, в которых длительное время не проявляют патогистологических изменений.

https://www.youtube.com/watch?v=userprightcom

Впоследствии происходит пролиферация различных клеток. Например, губкообразной энцефалопатии характеризуются выраженным глиозом, патологической пролиферацией и гипертрофией астроцитов, что и приводит к вакуолизацию и гибель нейронов, то есть развитие губкообразной состояния ткани мозга. Инкубационный период при всех прионовых болезнях очень длительный — от нескольких месяцев до десятилетий.

Эти изменения при прионовых инфекциях можно подразделить на ряд характерных процессов, среди которых прежде всего следует назвать дегенеративные изменения в ЦНС. Таким образом, будучи не антигенными, прионы вызывают НЕ воспалительные, а дегенеративные процессы. Изменение конститутивных белков — нормальных клеточных прион протеинов — PrPc по размерам и / или форме приводит к их превращению из жизненно необходимых к смертельно опасных — PrPsc.

Прионные болезни вызываются

Этот феномен предлагается называть термином «конформационные болезни». Есть основания считать, что такие конформационные белки могут выполнять роль главных регуляторов в организме, в том числе и такого важнейшего процесса как ограничение продолжительности самой жизни. После проникновения в клетку PrPsc становится матрицей для преобразования (конвертации) других молекул PrPc в PrPsc, активации гена PrNP.

Этиология

Возбудителями прионовых болезней являются патологические изоформы прионов и изменены белковые молекулы хозяина, не имеют нуклеиновой кислоты, но характеризуются патогенными свойствами. Прионы состоят только из измененных (конформационных) белковых молекул. Отсутствие в составе прионов нуклеиновых кислот определяет необычность некоторых из свойств.

Они очень устойчивы в окружающей среде — из всего живого прионы погибают последними: выдерживают кипячение в течение 30-60 минут, высушиванию, замораживанию, ультрафиолетовое и гамма-излучения, химическую обработку спиртами, формальдегид, кислотами, не поддаются гидролиза ферментами. Ген, кодирующий прионов белок, содержится не в составе прионов, а в клетке.

Прионов белок, попадая в организм, активирует этот ген PrNP и приводит индукцию синтеза аналогичного белка. Вместе с этим прионы при всей своей структурной и биологической своеобразия обладают рядом свойств обычных вирусов (вирионов). Они проходят сквозь бактериальные фильтры, не размножаются на искусственных питательных средах, репродуцируются до концентраций 10 5 -10 11 на 1 г мозговой ткани, адаптируются к новому хозяину, изменяют патогенность и вирулентность, воспроизводят феномен интерференции, характеризуются Штаммовый различиями, способностью к персистенции в культуре клеток, полученных из органов зараженного организма, могут быть клонированы.

Человек может заразиться прионами, содержащимися в пище, так как они не разрушаются ферментами пищеварительного тракта. Беспрепятственно проникая через стенку тонкого кишечника, они в конечном итоге попадают в центральную нервную систему. Так переносится новый вариант болезни Крейтцфельдта-Якоба (nvCJD), которой люди заражаются после употребления в пищу говядины, содержащей нервную ткань из голов скота, больных бычьей губчатой энцефалопатией (BSE, коровье бешенство).

Прионы могут проникать в тело и парентеральным путем. Были описаны случаи заражения при внутримышечном введении препаратов, изготовленных из человеческих гипофизов (главным образом гормоны роста для лечения карликовости), а также заражение мозга инструментами при нейрохирургических операциях, поскольку прионы устойчивы к применяемым в настоящее время термическим и химическим методам стерилизации. Эта форма болезни Крейтцфельдта-Якоба обозначается как ятрогенная (1CJD).

Прионные болезни вызываются

При определённых, неизвестных условиях, в организме человека может произойти спонтанная трансформация прионового протеина в прион. Так возникает так называемая спорадическая болезнь Крейтцфельдта-Якоба (sCJD), впервые описанная в 1920 г. независимо друг от друга Гансом Герхардом Крейтцфельдтом и Альфонсом Марией Якобом.

Предполагается, что спонтанное возникновение этой болезни связано с фактом, что в норме в человеческом теле постоянно возникает небольшое количество прионов, которые эффективно ликвидируются клеточным Аппаратом Гольджи. Нарушение этой способности «самоочищения» клеток может привести к повышению уровня прионов выше допустимой границы нормы и к их дальнейшему неконтролируемому распространению. Причиной возникновения спорадической болезни Крейтцфельдта-Якоба согласно этой теории является нарушение функции Аппарата Гольджи в клетках.

Особую группу прионовых заболеваний представляют собой наследственные (врожденные) болезни, вызванные мутацией гена прионового протеина, который делает возникший прионовый протеин более подверженным спонтанному изменению пространственной конфигурации и превращения их в прионы. К этой группе наследственных заболеваний относится и наследственная форма болезни Крейтцфельдта-Якоба (fCJD), которая наблюдается в ряде стран мира.

При прионовой патологии наивысшая концентрация прионов обнаружена в нервной ткани заражённых людей. Значительное количество прионов встречается в лимфатической ткани. Наличие прионов в биологических жидкостях, включая слюну, пока не было однозначно подтверждено. Если представление о постоянном возникновении небольшого количества прионов верно, то можно предположить, что новые, более чувствительные методы диагностики откроют это количество прионов, разбросанное по различным тканям. В данном случае, однако, речь пойдёт о «физиологическом» уровне прионов, которые не представляют собой никакой угрозы для человека.

Эпидемиология

В большинстве заболевших патологический прион PrPsc появляется спонтанно — путем мутации собственного PrPc. В других случаях возможно экзогенное заражение от животных, которые являются основным источником возбудителя (овцы, козы, коровы, олени и другие копытные животные, норки, кошачьи, а, возможно, и другие виды). Только при куру источником возбудителя в природе считают человека — больного или ту, которая находится в инкубационном периоде болезни.

Прионовые болезни наследуются по аутосомно-доминантному типу (правда, это косвенный процесс — через предварительную генную авторепликацию инфекционного агента). Больной человек в бытовых условиях не представляет опасности для окружающих. Однако концентрация прионов в ее органах в инкубационном периоде значительная, и это создает опасность заражения реципиентов от инфицированных, но еще не больных доноров крови или внутренних органов, ятрогенным путем (интрацеребральных через пересадку роговицы, фрагментов твердой мозговой оболони, имплантацию внутричерепных электродов, внутривенно, интраперитонеально , через кожу, при проведении эндоскопии и т.д.).

Наибольшая концентрация возбудителя в мозговой ткани, но он в значительных титрах оказывается в тканях других органов, в крови. Больной человек в домашних бытовых условиях или в больнице не создает опасности для окружающих, если они не контактируют с тканями, особенно мозговой, пораженного человека.

Учитывая, что концентрация прионов в органах в период инкубации значительная, а сам период длительный, человек может стать источником возбудителя при переливании крови, при трансплантации органов, взятых от зараженных, но пока не заболевших. Животные заражаются или за счет спонтанных мутаций, или в результате поедания зараженных животных.

Механизмы передачи возбудителей разнообразны и включают в природе алиментарной передачу, гипотетически возможна и гемоконтактных и аэрозольная передача, возможен также вертикальный путь передачи через плаценту. Особое эпидемическую опасность представляет такая форма течения медленных инфекций (например, при скрепи, коровьем бешенстве и т.п.

), при которой скрытое вирусоносительство и типичные морфологические изменения в организме протекают бессимптомно. Передача прионов возможна в случае потребления мяса доризаних больных животных или, чаще, бывших в период инкубации, когда в них каких-либо симптомов болезни не наблюдается; а также при вскрытии погибших животных.

https://www.youtube.com/watch?v=ytpolicyandsafety

Учитывая высокую терморезистентнисть прионов, обычная термическая кулинарная обработка мяса не обезвреживает возбудителя болезни. Заражение может произойти и при парентеральном введении гормонов, изготовленных из органов инфицированных животных (питуитрин) или людей (гонадотропин). Опасности инфицирования подвергаются также работники боен, мясокомбинатов во время забоя животных в инкубационном периоде и контакта с их тканями и органами.

Прионные болезни вызываются

Особенно уязвимыми считают реципиентов трансплантации внутренних органов, лиц, подвергающихся различным медицинским манипуляциям, при которых приборы или механизмы могут быть контаминированные тканями зараженных доноров, получатели некоторых медицинских препаратов, содержащих гормоны, ветеринарные и медицинские хирурги, патоморфолог, ветеринары, работники мягкие мясоперерабатывающей промышленности и тому подобное. Иммунитет вследствие заболевания не производится, прионные болезни всегда заканчиваются смертью.

Пути заражения

alt

Гистологический препарат, поражение ткани прионами с образованием характерной губчатой структуры.

Очень мало известно о молекулярном характере прионов, вызывающих заболевания. Заражение могут вызвать примерно 100 000 молекул, которые в большинстве случаев образуют большие скопления. Значение агрегации отдельных молекул в ассоциации для вирулентности прионов пока не известна. Нельзя исключить, что вирулентными являются и отдельные молекулы прионов.

Из некоторых экспериментов следует, что для возникновения прионов в ткани достаточно лишь временного контакта ткани с материалом, содержащим прионы, и нет необходимости, чтобы прионы были навсегда внесены в организм. Этот риск является актуальным, например, в связи с использованием хирургических инструментов, заражённых прионами.

Ход болезни и распространение прионов по организму зависит от типа приона. Прионы отличаются составом аминокислот, характерных для данного вида, определяемых видовым геном прионового протеина, а также так называемыми посттрансляционными модификациями или степенью гликозилирования базовой белковой цепочки.

Посттрансляционная модификация значительно влияет на характеристики прионов и именно ей приписывают разницу между так называемыми прионовыми родами. В случае нового варианта (nvCJD) был пока что описан лишь один вид приона, сходный с прионами скота, заражённого бычьей губчатой энцефалопатией. Поэтому течение заболевания у человека и животных, заражённых новым вариантам, практически одинаково.

У прочих видов живых существ, однако, известно много прионовых родов. У овец были описано примерно два десятка таких родов, которые не вирулентны для человека. Течение овечьего прионового заболевания в зависимости от рода прионов и драматически отличается — от очень быстрого, с практически внезапной гибелью, до медленного, затяжного.

Картинки на тему: От каких болезней умирают. Прионные заболевания — семейство редких нейродегенеративных заболеваний

Нетипичные случаи клинического течения нового варианта у скота, заражённого бычьей губчатой энцефалопатией, которые имели место в Японии и Италии, наводят на мысль о существовании большего количества родов бычьих прионов. Если бы этот род бычьих прионов попал в организм человека, следовало бы ожидать возникновение нового варианта с симптомами и клиническим течением, отличными от известных случаев.

У пациентов, больных болезнью Крейтцфельдта-Якоба, прионы распространяются в нервной системе, тканях глаза и лимфатических тканям, включая миндалины, селезенку, а также в слепой кишке. Наибольшее количество прионов находится в нервной системе, а наименьшее — в лимфатической ткани.

Пока что не был зарегистрирован ни один случай переноса нового варианта болезни Крейтцфельдта-Якоба (nvCJD) при медицинском вмешательстве, что является, разумеется, хорошей новостью. С другой стороны, специалисты предупреждают о преувеличенном оптимизме, прежде всего в условиях Великобритании, так как инкубационный период может быть достаточно долгим (от 5-8 месяцев до 10-15 лет).

Клинические проявления

В действующий на сегодня МКБ 10-го пересмотра в классе «Некоторые инфекционные и паразитарные болезни», подклассу «Вирусные инфекции ЦНС» под кодом А81 включены «атипичные вирусные инфекции ЦНС», к которым привлечены «Болезнь Кройцфельда-Якоба» (А81.0) , «другие атипичные вирусные инфекции ЦНС» (А81.

8), куда рекомендуют шифровать куру, и «атипичные вирусные инфекции ЦНС не уточнены» (А81.9), куда рекомендуют шифровать все остальные прионовые болезни. Эта классификация была внедрена в 1993 году, так и отражает устаревшие понятия о прионовые болезни, которые не являются вирусными. На 2015 год планируется внедрение МКБ 11-го пересмотра, где эти классификационные моменты будут исправлены.

Различают три классические формы прионовых спонгиформных энцефалопатии:

  • спорадической (большинство от всех случаев),
  • семейную или наследственную (около 10-15%),
  • ятрогенную (процент таких случаев еще окончательно не установлен).

Согласно у людей по механизму развития различают следующие прионовые болезни:

  • спорадические (спорадическая и амиотрофический формы болезни Кройцфельда-Якоба),
  • наследственные (наследственная форма болезни Кройцфельда-Якоба, синдром Герстмана-Штройслера-Шейнкера, фатальная семейная бессонница)
  • приобретенные (куру, ятрогенная форма и новый вариант болезни Кройцфельда-Якоба).

В большинстве случаев медленные инфекции возникают и развиваются без температурной реакции организма. Все подострые трансмиссивные губкообразной энцефалопатии проявляются нарушениями походки и координации движений. Нередко эти симптомы являются наиболее ранними, позже к ним присоединяются гемипарезы и параличи. Все формы прионовой энцефалопатии проявляются разнообразной неврологической и психической симптоматикой. Прежде всего это:

  • расстройства чувствительной сферы (амнезия различной степени, потеря и искажение чувствительности, выпадение функций органов чувств)
  • поражения двигательной сферы (атаксия, адинамия, атрофия мышц, парезы и параличи)
  • нарушения психики (потеря профессиональных навыков, депрессия, сонливость, агрессивность, снижение интеллекта вплоть до полного слабоумия).

В основном при всех прионовых болезнях больные погибают от истощения или присоединения пневмонии.

Прионы и медицинские инструменты

Прионы очень стойки к обычным методам дезинфекции. Ионизирующее, ультрафиолетовое или микроволновое излучение на них практически не действует. Дезинфекционные средства, обычно используемые в медицинской практике, действуют на них лишь в очень ограниченной мере. Надёжно их ликвидируют дезинфицирующие реактивы — сильные окислители, разрушающе действующие на протеины.

Другое затруднение представляет собой стойкость прионов к высоким температурам. Даже при автоклавировании при 134 °C в течение 18 минут невозможно достичь полного разрушения прионов, и прионы «выживают» в форме, способной вызвать заражение. Стойкость к высоким температурам ещё более возрастает, если прионы засохнут на поверхности металла или стекла или если образцы перед автоклавированием были подвергнуты действию формальдегида.

В Великобритании, где новый вариант является очень серьёзной проблемой, по этим причинам уже используются одноразовые хирургические инструменты для тонзиллэктомии. В будущем напрашивается альтернативное решение: создания новых инструментов, с учётом повышенных требований к очистке и обеззараживанию.

https://www.youtube.com/watch?v=ytdev

Намного более сложным решением этой проблемы является лечение пациентов группы риска. К ним относятся пациенты, которые подверглись операциям, при которых была использована потенциально заражённая твёрдая мозговая оболочка, или пациенты из семей с наследственной формой болезни Крейтцфельдта-Якоба. ВОЗ в этом случае не требует никаких специальных мер.

Лабораторная диагностика и лечение

Рутинные параклинические методы малоинформативны. Достаточно серьезную диагностическую поддержку оказывает МРТ ЦНС. Она показывает гиперинтенсивные сигналы в коре головного мозга, базальных ганглиях и таламусе. Описаны характерные изменения в виде «хоккейной клюшки» — увеличение интенсивности сигнала в скорлупе и центре хвостатого тела напоминают этот предмет. Так же характерно симптом «медовых сот» — подходящее по картиной увеличение интенсивности сигнала в таламусе.

Одним из достаточно чувствительных специфических экспресс-методов диагностики прионовых заболеваний является биопсия лимфатического узла и окраски материала конго-красным с целью выявления амилоидоза. При наличии амилоидоза можно экспериментально заразить обезьян или мышей суспензией, приготовленной из мозга или лимфатических узлов, взятых от умерших людей или животных.

С 4-14-й недели заболевания прионы можно обнаружить в спинном, головном мозге и других органах. Прион можно обнаружить в биоптате глоточной миндалины, а также при биопсии мозга с иммуногистохимическим типированием протеинов. При гистопатологичних изучении ЦНС находят спонгиоз с вакуолизация нейронов, пролиферацию астроцитов и глии без признаков воспаления и демиелинизации, амилоидные прион протеиновые бляшки.

Для установления точного диагноза прионового заболевания человека нужно выявить один из четырех дополнительных критериев:

  1. наличие специфических амилоидных бляшек, вызванных прионами (Pr-амилоидных бляшек)
  2. способность ткани к заражению спонгиформной энцефалопатией животных;
  3. наличие изоформ прион протеина Кройцфельда-Якоба;
  4. наличие патогенного мутировавшего гена PrNP.

Картинка фатальной инсомнии - болезнь от которой умирают

В ликворе больных обнаруживают белок, который может служить диагностическим тестом спонгиформной энцефалопатии людей и животных. Перспективным является тест со стрептомицином, который обнаруживает прион в различных тканях.

Диагностика базируется на внутримозговом заражении мышат или хомяков, у которых медленно (до 150 дней) развивается соответствующее заболевание, если пациент был болен [2]. Часто проводится гистологическое исследование головного мозга погибших животных [2].

К сожалению, до настоящего времени еще не разработаны эффективные методы лечения прионовых болезней, хотя попытки предотвратить конформационный переход нормального белка в аномальный производятся. Поэтому самым надёжным способом предупреждения развития инфекционных форм является профилактика [2].

Особенно актуальным становится решение «прионного вопроса» в связи с нарастающей угрозой возникновения эпидемии через инвазивные медицинские операции и даже при приёме лекарственных средств.

Прионные заболевания человека

Несмотря на незначительное количество явных случаев прионных заболеваний у людей, многие специалисты считают, что имеется высокая степень опасности «медленных» инфекций для человека.

Имеются данные, что источником распространения могут быть стоматологические процедуры, связанные с попаданием прионов в кровяное русло.

Под подозрение попал также лецитин животного происхождения, что вызвало сокращение применения его в фармакологической промышленности, и вытеснение растительным (в основном, соевым) лецитином.

Лабораторная диагностика и лечение

https://www.youtube.com/watch?v=ytadvertise

Эффективную этиотропную и патогенетическую терапию прионовых болезней не разработано. В ранних стадиях используют симптоматические средства, корректирующие нарушения поведения, расстройства сна и миоклонией (амфетамины, барбитураты, антидепрессанты, бензодиазепины, другие нейролептики) в поздних -пидтримуючу терапию.

Предполагают, что препараты, которые связывают и стабилизируют структуру клеточной изоформы прионов, могут уменьшать экспрессию прионов и задерживать начало болезни. Ведется поиск химических агентов, которые дестабилизируют структуру патологической изоформы прионов. Химические воздействия на эндоцитоз, экзоцитоз, внутриклеточный транспорт и специфическое разрушение прионов также могут оказаться эффективными. Однако до сих пор прогноз при прионовых инфекциях всегда неблагоприятный.

профилактика

У людей

Средств специфической профилактики не существует. При работе с больными в процессе инвазивных процедур, а также при контакте с их биологическими жидкостями необходимо соблюдать правила, предусмотренных при работе с патогеном особой степени опасности (как при ВИЧ-инфекции), используя специальную защитную одежду (перчатки с металлическим прослойкой, маску, защитные очки, фартук).

Наиболее реальные три метода обеззараживания загрязненной прионами медицинского инструментария:

  1. автоклавирования при 134-138 ° C в течение 18 минут (в случае неполной загрузки) или при 132 ° Cпротягом 60 мин. (В случае использования горизонтального автоклава)
  2. обработка гидроксидом натрия (предпочитая концентрации 1 моль / л и экспозиции 60 мин. при 20 ° C);
  3. обработка гипохлоритом натрия (желательно раствором с содержанием 2,5% активного хлора в течение 60 минут при 20 ° C).

В дальнейшем проводится контроль качества проведенного обеззараживания Также применяется ограничение использования лекарственных средств, изготовленных из тканей коров, прекращено производство гормональных препаратов гипофиза животного и человеческого происхождения, ужесточены требования к их сертификации, предпочтение отдается генно-инженерным препаратам.

У животных

При инфекционных амилоидоз животных чрезвычайно важное значение играет эпизоотологический надзор, включающий недопущения завоза возбудителя с импортированными инфицированными животными, с натуральным мясом и даже кулинарно обработанными мясными продуктами. Чтобы ограничить распространение возбудителя среди животных, необходимо как можно раньше выявить больных и уничтожить (с неотложной кремацией) не только их, но и все стадо, в котором была больное животное.

Исследования прионов дрожжей и др. микромицетов

Прион-подобные белки, поведение которых подобно поведению PrP найдены в природных популяциях микромицетов и дрожжей. Исследования прионов дрожжей подтвердили гипотезу о том, что превращение белков в прионное состояние зависит только от белков. Было показано, что прионы, экстрагированные из клеток, могут служить «семенами» образования прионов в пробирке.

Прионные болезни не диагностируют и не лечат из-за тяжелых финансовых последствий для лечебного учрежденияhttps://www.youtube.com/watch?v=upload

Одним из наиболее хорошо изученных белков, склонных к образованию прионов у дрожжей — фактор терминации трансляции (eRF3), который образует так назваемые PSI клетки. Такие клетки имеют изменёное физиологическое состояние и изменённый уровень выражения некоторых генов, что позволило выдвинуть гипотезу о том, что у дрожжей образование прионов может играть адаптативную роль[1] .

Ссылки

На английском языке

  • Mad Cow Disease Инфорация о коровьем бешенстве, Center for Global Food Issues.
  • Madcowering A BSE-TSE blog.
  • The Pathological Protein — Mad Cow, Chronic Wasting, and Other Deadly Prion Diseases (2003, updated online 2005). Philip Yam, Scientific American magazine writer and News Editor.
  • Прионные заболевания (2003). Dr. Sean Heaphy, Leicester University.
  • Prion Diseases and the BSE Crisis (1997). Статья Stanley Prusiner — первооткрывателя прионов, из Science magazine.
  • Britannica Nobel: Прион, 1997
  • ICTVdb 90.001.0.01. Mammalian Prions
  • Официальная страница сайта о болезни коровьего бешенства Mad Cow Disease
  • News {amp}amp; Views on Mad Cow Disease, Mad Deer Disease, Chronic Wasting Disease, and Bovine Spongiform Encephalopathy
  • Biography of Dr Prusiner
  • Science Daily статья о вакцине против прионных заболеваний
  • Science Daily article on transmission of prions through soil
  • Хороший обзор по прионам из Science Creative Quarterly
Оцените статью
Агрегатор знаний по медицине
Adblock detector